Святослав князь

0
33

Сражения и победы

Князь Новгородский, великий князь Киевский с 945 по 972 год. Прославленный древнерусский полководец вошел в историю как князь-воитель. Карамзин называл его русским Александром Македноским.

Прожив всего около 30 лет, последние 8 из них Святослав лично водил дружины в походы. И неизменно громил более сильных противников или достигал с ними выгодного мира. Погиб в бою.

I. Князь Святослав и его время

Княжение Святослава

942 год как год рождения Святослава упоминает только Ипатьевский список Повести временных лет. Первая Новгородская летопись рассказывает о рождении Святослава вслед за рассказом о браке Игоря и Ольги. Оба эти сообщения помещены в той части летописи, где вообще нет дат. Чуть позже появляется дата 920 г. Ее летопись связывает с первым походом Игоря на греков. (ПВЛ относит этот поход к 941 г.) Возможно отталкиваясь от Новгородской летописи, русский историк XVIII в. В. Татищев относил дату рождения Святослава к 920 г. Так же в литературе присутствует сообщения, что Святослав родился около 940-941 г.

Князь Киевский Святослав Игоревич являлся главой Древнерусского государства в 945-972 гг. Однако поскольку к моменту гибели его отца в древлянском полюдье Святославу шел 4-й год, реальной правительницей Руси в 945-962 (964) гг. являлась его мать княгиня Ольга. Да и после возмужания Святослава, когда он начал ходить в свои знаменитые военные походы, внутренняя жизнь Руси, очевидно, управлялась Ольгой, вплоть до ее кончины в 969 г.

Святослав Игоревич

на памятнике «Тысячелетие России»

Святослав вошел в историю, как князь-воитель. В 964 г. он направился со своей дружиной к Волге, в землю вятичей, которых, скорее всего, сделал своими союзниками, освободив от необходимости платить дань хазарам. В 965-966 гг. русские войска уже воевали в районе Средней и Нижней Волге. В результате с исторической карты исчезло такое могущественное государство, контролирующее транзитные торговые пути, как Хазарский каганат, а Волжская Булгария была вынуждена выплатить дань киевскому князю и согласиться пропускать русских купцов через свою территорию. Русскими форпостами в Великой Степи стали бывший хазарский Саркел, теперь носивший название Белая Вежа, а также греческий торговый город с многонациональным населением — Тамарахта, которую русские летописи будут именовать Тмутараканью. Успешной оказалось и вторжение Святослава на Северный Кавказ в земли союзников Хазарии — аланов, ясов и касогов. Возвращаясь в Киев, Святослав нанес поражение вятичам, заставил их признать свою верховную власть и платить дань Киеву.

За Волжскими походами 964-966 гг. последовали два Дунайских похода Святослава в 967-971 гг. В ходе их Святослав пытался создать огромное русско-болгарское царство с центром в Переславце на Дунае, которое в геополитическом плане могло стать серьезным противовесом Византийской империи на Юго-Востоке Европы. Поэтому не удивительно, что Второй Дунайский поход Святослава (969-971) вылился в открытое столкновение Руси и Ромейской империи. В ходе Дунайских экспедиций Святослава у Руси возникли проблемы с печенегами. Разгром Хазарии способствовал тому, чтобы племена этого тюркского народа, не знающего государственности, окончательно утвердились в приграничных с Русью степях.

В 968 г. печенеги уже осаждали Киев. С помощью северян во главе с воеводой Претичем киевляне отбились, а позже печенегам нанес поражение спешно вернувшийся с Балкан князь Святослав. Осада печенегами Киева вызвала неудовольство княгини Ольги, киевских бояр и горожан. Для лучшей защиты подвластных Киеву территорий Святослав после смерти матери в 969 г. посадил своих сыновей в главных, по его мнению, на тот момент центрах: Ярополка — в Киеве, Олега — у древлян в Овруче, Владимира — в Новгороде. В дальнейшем это привело к междоусобной войне братьев, а тогда, устроив так Русь, оплакав и похоронив мать, Святослав умчался опять к Дунаю. Для Руси Второй Дунайский поход 969-971 гг. закончился поражением. Святославу пришлось отказаться от претензий на Дунайскую Болгарию. Эта страна на время фактически утратила независимость и попала под контроль Константинополя. Последний заключил с Киевской Русью мир и выплатил Святославу своего рода «откупное» — дань. При возвращении на Русь, Святослав погиб в бою с печенегами на днепровских порогах в 972 г.

Н. Овечкин. Последний бой Святослава над Днепровскими порогами в 972 году. Диарама (Фрагмент)



Все историки признают Святослава Игоревича великим полководцем эпохи раннего русского Средневековья, однако при оценке его как государственного деятеля мнения специалистов расходятся. Одни видят в князе великого политика, пытавшегося создать уже в Х в. обширную Русскую империю, контролирующую земли от Балкан, Поволжских и Причерноморских степей до Северного Кавказа. Для других — Святослав талантливый военный вождь, которых немало знала эпоха Великого переселения народов и эпоха «варварских королевств». Для этих вождей война, военная добыча и военная слава были образом жизни и пределом их помыслов. Оба этих подхода к анализу свершений князя Святослава не отрицают, что его военные достижения значительно расширили известность Древнерусского государства и укрепили его авторитет, как на Востоке, так и на Западе.

В нашем дальнейшем рассказе мы сосредоточимся на военной истории. Завершая же краткую справку о княжении Святослава в целом, сообщим о круге источников, на базе которых ученые реконструируют деятельность этого киевского князя. Из отечественных источников — это, прежде всего, Повесть временных лет (Ипатьевская и Лаврентьевская редакции). Из зарубежных — История византийского автора второй половины Х в. Льва Диакона, которая дошла до нас в составе сочинения византийского ученого конца XI — начала XII вв. Скилиция. Также следует упомянуть еще два византийских свидетельства: Историю Кедрина и Анналы Зонары. Дополнительными источниками являются сообщения арабских, хазарских и западноевропейских авторов. Определенную роль для воссоздания впечатления от походов Святослава на современников играет фольклорный эпический материал, такой как древнерусские былины и скандинавские саги.

Князь и дружина

Детство и ранняя юность Святослава прошла в дружинной среде. Он был, по сути, воспитанником своей дружины. Известно и имя его «кормильца» — Асмуд. Судя по имени, это был варяг, как и другой видный воевода — Свенельд. Последний являлся главой киевской дружины при четырех правителях: князе Игоре (912-945), регенте княгине Ольге (945-969), князе Святославе (945-972), князе Ярополке Святославиче (972-980).

Наличие варяжских воевод при дворе киевских князей в IX-XI вв. было обычным делом. Со времен призвания Рюрика выходцы из Скандинавии являлись на Руси наемными воинами, служили княжескими посланниками в дипломатических, судебных и торговых делах, могли сидеть наместниками в отдельных областях Киевской Руси наряду с представителями восточнославянской племенной знати (нарочитой чади). Помимо варягов в личную дружину киевских князей входило много представителей племени полян, чьим племенным центром в свое время являлся Киев. Однако были в дружине и воины из других восточнославянских племен (северян, древлян, ильменских словен и пр.), а также финно-угры («чудины») и представители иных этносов Восточноевропейской равнины и окрестных страны. В Х в. ценились храбрость и воинское искусство, а социальные различия еще не так сильно разделяли население страны. Неслучайно в первом письменном законодательстве Руси — «Русской Правде» за убийство свободного горожанина или крестьянина-общинника полагался тот же штраф (вира в 40 гривен серебра), что и за жизнь «отрока», т.е. рядового члена княжеской дружины. Наиболее были распространены ромбовидная киевская гривна, вес которой колебался вокруг 90 гр. серебра, и более палкообразная новгородская гривна весом около 200 гр. серебра.

Упомянутые военные учителя юного князя Святослава Асмуд и Свенельд, конечно, не были рядовыми дружинниками («отроками, мечниками, гриднями, детскими» и т.д.). Они относились к старшей дружине («княжеские мужи», «бояре» — по одной из версий, происхождение термина «боярин» связано со славянским словом «бои»). Старшую дружину составляли воеводы и советники князя. Князь отправлял их послами. Назначал своими наместниками в подвластные ему земли. В отличие от родоплеменной знати («нарочитой чади»), которая была связана с землей и общинами, старшая дружина была связана именно с князем. В князе, как источнике верховной центральной власти, мужи и бояре видели источник своих благ и социального могущества. Со времен внука Святослава — князя Ярослава Владимировича Мудрого жизнь представителя старшей дружины охраняла вира в 80 гривен серебра.

Со своими мужами и боярами правитель держал «думу», т.е. советовался по важнейшим внутренним и внешнеполитическим делам. В IX-XI вв. совет с дружиной (и старшей, и младшей), как и спонтанно, в минуту опасности, собираемое вече (городское или в масштабах войска, куда кроме княжеской дружины входили «вои» ополченцы) являлись ограничителями княжеской власти во времена Киевской Руси. Одновременно советы с дружиной и вече являлись способом налаживания социального компромисса в древнерусском обществе, который, в свою очередь, служил прочной опорой новорожденной государственной власти.

«Имя Победы»: Князь Святослав

В ранние века существования Руси связь князя с дружиной была очень прочной. Младшая дружина вообще жила подле князя, в его доме, кормилась из его рук, получала плату долей в военной добыче, дани, торговых прибылях, подарках князя. Мужи княжеские обладали собственными дружинниками. Помимо доходов, означенных выше, они могли получать право сбора дани в свою пользу с целых территорий. Так из ПВЛ мы знаем, что князь Игорь пожаловал Свенельду сбор дани с части древлянских земель. Это право соблюдалось во времена правления Ольги и Святослава и даже в первые годы после гибели Святослава, пока его сын Олег Древлянский не убил сына Свенельда Люта, посчитав, что охота Люта Свенельдича в древлянских лесах нарушает его права властителя всей Древлянской земли.

Как мы уже сообщали, русские летописи говорят, что Святослав вырос среди дружины. По древнему обычаю знатный мальчик (княжич, сын «нарочитой чади» или княжеских мужей) «превращался в мужчину» в 3 года. Именно в этом возрасте происходили «постриги», символический праздник, когда мальчику впервые подстригали волосы (отрезали локон), переводили его с женской половины дома на мужскую, отец дарил сыну коня и детское оружие. Это оружие отличалась от настоящего только размером и весом. Княжескому сыну полагался еще и «кормилец», т.е. воспитатель, которым чаще всего был кто-то из бояр отца. Но это мог быть и опытный преданный «отрок», член младшей дружины, который вполне мог оказаться и княжеским рабом. Но это, конечно, был не простой раб. Социальный статус его и должность могли быть очень высоки, а по смерти хозяина или совершеннолетии воспитанника он обретал полную свободу, оставаясь в ближайшем и знатнейшем окружении князя. Непосредственным воспитанием Святослава занимался Асмуд, а жизнь мальчика окружал дружинный быт.

При реконструкции облика княжеской дружины IX-XI вв., историки опираются частично на летописные сообщения, но главным источником является археологический материал: находки оружия и элементов вооружения в местах битв или на поселениях, воинские вещи из курганов и других захоронений языческой поры.

При первых русских князьях их личная дружина (без призванных «из-за моря варягов», которых при Олеге, Игоре, Святославе, Владимире и Ярославе Мудром регулярно звали для того или иного похода; и без воинов-ополченцев, так называемых «воев» из свободных горожан и сельских жителей) составляла от 200 до 500 человек. Большинство дружинников имело восточнославянское происхождение. Отечественные историки Л. Клейн, Г. Лебедев, В. Назаренко на основании изучения курганного археологического материала заключили, что неславянские воины составляли в княжеской дружине Х в. примерно 27% ее состава. Неславянский контингент составляли выходцы из скандинавских, финно-угорских, лето-литовских, тюркских, иранских этносов. Причем скандинавы-варяги составляли 4-5% от общего числа княжеских дружинников. (Клейн Л., Лебедев Г., Назаренко В. Норманские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения. История связей Скандинавии и России (IX — XX вв.). — Л., 1970. С. 239 -246, 248-251).

Дружина была не только ядром войска князя. Дружинники выполняли также различные поручения, в том числе и хозяйственные при дворе князя и в его государстве. Они могли быть судьями, гонцами, сборщиками дани и т.д.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии